i_eron (i_eron) wrote,
i_eron
i_eron

Category:

Иберия VI: Португалия

Португалия возникла с отвоеванием города Порто в 868 году, как графство, защищающее юго-запад королевства Леон (то есть, юг Галисии). Ослабление мавров означало постепенное усиление приграничного графства. В 1120-ые годы у молодого графа Афонсу Энрикеша получился конфликт с его матерью Терезой и отчимом Фернаном де Траба, графом Галисийским. Афонсу победил их в сражении (1128), а потом даже победил своего кузена, короля Леона, пришедшего на помощь тёте Терезе. Афонсу провозгласил себя принцем - независимым от Леона. А после славной победы над маврами (1139) его восторженные солдаты назвали его своим королём (вот он, на рисунке).

Эта сценка напоминает коронацию Пелайо визиготскими партизанами в 718 году, и вообще, кажется, она в стиле древних германских варваров. Но уже в следующем году Афонсу, как добрый испанец, стал дипломатическими и династическими способами добиваться папского признания и благословения, клянясь, что и дальше будет воевать с маврами во имя святой веры. Ну, и заодно он воевал с Леоном и Кастилией на стороне Арагона. Именно его поддержка позволила Арагону отстоять независимость от Кастилии после смерти арагонского короля Альфонсо I Воителя. Я не виноват, что всех троих звали одинаково - солдатского героя короля-основателя Португалии Афонсу, толерантного женоненавистника арагонского Альфонсо I Воителя и "императора всех Испаний" кастильско-леонского короля Альфонсо VII, сына этой самой избитой "дурной, но смелой" Урраки, бывшей жены арагонца. Кастилия признала Афонсу I Португальского в 1143, а Папа - только в 1179.

А ещё Афонсу завоевал Лиссасбон (1147), прямо как арагонец - Сарагосу. "Симметрия" Арагона и Португалии была очевидна уже ему, основателю Португалии - он скрепил союз с Арагоном династическим браком, отстаивал свою независимость от Кастилии и помогал в том же Арагону, сдерживая имперские амбиции Кастилии.

Мне кажется, что конфликт Афонсу со своей матерью и Галисией-Леоном, а потом с кузеном и Кастилией-Леоном - это обычная феодальная история, каких много. Она не тянет на ответ на мой вопрос. Португалия выросла из этого конфликта, точно так же, как Арагон. Но долговременной вражды из него не получилось. Короли ссорились, короли мирились. Внук первого короля, Афонсу II, заключил добрый и прочный мир с Кастилией. Он, кстати, не воевал и с маврами, а занимался внутренними португальскими делами. Тем не менее, его знать, с помощью немецких крестоносцев, в нарушение королевского перемирия отхватила себе у мавров изрядный кусок замель за рекой Тежу. Запомним этот эпизод - несмотря на все усилия португальских королей, не только они, но рыцари и феодалы определяли будущее страны.

И ещё, конечно, церковь. Понятное дело, мы говорим про феодальную христианскую Европу, про время могущества и влияния католической церкви. Но это влияние было в Иберии ещё большим, чем в других местах. Ведь святая вера и война во имя её была raison d'être этих королевств. Как иначе оправдать право на южные земли, как объяснить бескорыстную помощь французских, немецких, английских рыцарей?

Подумаешь - Афонсу повздорил со своим кастильским кузеном в 1130-ые, они повоевали по поводу португальской независимости, а ещё Афонсу помог отстоять независимость от Кастилии арагонцам. В 1143 году они уже помирились. Кастилия признала его королём, и кузены стали добрыми союзниками. Ну и что, что кастилец называл себя "императором всех Испаний"? Это просто семейные разногласия. Современник Альфонсо VII Кастильского-и-Леонского, Фредерик I Барбаросса, вообще называл себя Римским Императором, фактически будучи всего лишь герцогом Швабии и Франконии "с громким пиаром".

Но вот уговорить архиепископов Кастилии и Леона в независимости и равном с ними статусе архиепископа Браги оказалось посложнее, чем помирить королей. Старый Диего Хелмирез, первый архиепископ галисийского Сантьяго-де-Компостела, претендовал на иберийское верховенство. Ведь в его соборе захоронены мощи св. Иакова, апостола. Поэтому его город - самый важный для всех католиков мира, кроме, разве что, Рима и Иерусалима. А бенедиктинец Раймонд, гасконец, архиепископ старинного Толедо, возглавил возрождение широкой христианской учёности в возвращённом центре Иберии. Архиепископ Толедо - главный в Иберии, это же понятно без объяснений, достаточно на карту взглянуть.

Епископат Браги был восстановлен (1071) задолго до требований португальской независимости. Первый епископ построил там замечательный собор (1089). Можно сказать, что он просто случайно оказался именно в португальском графстве. Вернее наоборот, это португальский граф правил из Браги, города епископа. Епископ отвечал и за многие земли за пределами графства - наверное, по смутной памяти о древних свевах. Граф Энрике, с помощью своих бургундских родственников, помогал уговаривать Папу возвести епископа Браги в ранг архиепископа. Что повлияло на решение Папы (1107), я не знаю - бургундские ли уговоры, широта ли местного влияния епископа Браги, а может, красота и величие его собора. Кто же мог тогда знать, что сын этого почтительного графа сделает Португалию независимой?

До самой старости (1179) пришлось ждать Афонсу I Основателю папского признания. Чего только не случилось за эти сорок лет!



Иберия I: Почему Португалия?
Иберия II: Где искать
Иберия III: Северная кромка
Иберия IV: Кастилия
Иберия V: Арагон
Иберия VI: Португалия
Иберия VII: Симметрия
Иберия VIII: Две империи
Иберия IX: Интроверт и экстраверт
Иберия X: Если бы Арагон
Иберия XI: Make Love, Not War
Иберия XII: Предательство
Tags: история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments